Нам кажется, что детективы, расследующие запутанные дела и видящие лжецов насквозь, — это выдумки авторов зарубежных сериалов и книг о Шерлоке Холмсе. Однако в наше время действительно существуют люди, заменяющие детектор лжи. От их пристального взгляда не утаить ничего.

Как распознать человека по его мимике и жестам, возможно ли обмануть полиграф и что делает ложь с нашим организмом, корреспонденту «АиФ-Красноярск» рассказал руководитель сибирского представительства Международной академии исследования лжи Сергей Аксютенко.

Не ворую, а компенсирую

Ксения Орлик, корреспондент «АиФ-Красноярск»: Сергей Александрович, о профайлинге в стране стало известно относительно недавно. Что скрывается за этим иностранным понятием?

Сергей Аксютенко: Оно произошло от английского слова «профайл», что означает профиль, психологический портрет человека. Методика появилась в 70-х годах в Израиле. В стране была сложная военная обстановка. Преступники (террористы) проносили в самолёты оружие и боеприпасы, летать становилось опасно. Служба авиационной безопасности выработала основные правила своей деятельности. Первое: все арабы — террористы, второе: любой предмет может быть взрывным устройством. Тогда стали учить и устраивать на работу специальных людей, которые по невербальным признакам определяли из толпы людей подозреваемых. Профайлеры научились считывать с лица напряжённость, волнение, агрессию. Далее методику начали применять в аэропортах Европы и Америки, но уже с добавлением технических средств, таких как металлоискатели, интроскопы.

В 2000-х технология разрослась, начала внедряться в другие отрасли. Я со своей командой обучаю бизнесменов, полицейских, сотрудников охранных предприятий прогнозировать поведение человека, по внешности определять его криминальную составляющую, правильно задавать вопросы.

Можно стать хорошо образованным человеком, найти сферу деятельности, где будешь очень успешен, но гением стать нельзя.

— Работодатели стали чаще проверять своих сотрудников на предмет благонадёжности?

— Нет более идеального человека, чем соискатель работы на собеседовании. На встрече с будущим начальством он ориентирован на результат и чётко отвечает: готов хоть всю жизнь работать на благо компании.

Мы проводим собеседования и помогаем составить реальный портрет кандидатов. Ведь из-за некоторых работников компании несут убытки. Люди — это самый важный ресурс. Но они же несут самые большие риски. После разговоров с нами кандидаты выходят из кабинета с очень большими глазами. У них рвётся шаблон, ведь помимо базовых вопросов мы задаём очень неожиданные.

Исходя из практики, можно сказать, что десять процентов людей могут совершить на работе что-то криминальное. Ещё десять процентов никогда не сделают ничего незаконного. А остальные восемьдесят будут решать по ситуации. К примеру, если человек считает, что ему недоплатили, он решит «восполнить» потерю и будет искренне считать, что он не ворует деньги, а компенсирует свой ущерб.

По почерку можно узнать не только характер, но и криминальное прошлое.

Также работа профайлеров заключается в том, чтобы понять, подходит ли вообще эта должность соискателю. На перекладывание бумажек нет смысла ставить творческого человека. Он быстро погаснет. И наоборот: разностороннюю личность не будем советовать для работы с чётким выполнением своих обязательств.

Зачастую обращаются банковские работники. Просят собрать информацию о человеке, определить его психологический портрет, в том числе по соцсетям.

Признаки измены

— Наверное, больше всего мечтают проверить на лживость женщины своих мужей. Ведь без таких явных признаков, как губная помада на воротнике или запах французских духов, сделать правильный вывод тяжело… К вам обращаются по личным вопросам?

— Профайлинг в личных отношениях — это не определение, любит или не любит, была измена или нет. Повторюсь, мы составляем портрет человека и определяем его качества. Но безоценочно.

Каждый человек живёт в своей картине мира. Если мы возьмём позитивную сторону качества, которое безумно привлекают девушку, то рано или поздно его негативная сторона будет раздражать. К примеру, если вы считаете, что возлюбленный щедр, то через несколько лет назовёте его транжирой. Душа компании и любимец девушек станет для вас ветреным и неверным. Качества позитивные, но, когда пройдёт конфетно-букетный период, ваше отношение к ним изменится. Профайлинг в отношениях позволяет взглянуть на своего партнера объективно, без «розовых очков».

А что касается «помады на воротнике» — это верификация. Подтверждение либо опровержение. Мы это сделать сможем. Скажем, жена, увидев эти роковые улики, в 90% начнёт скандал. И тогда муж либо ответит агрессией на агрессию, либо скажет что угодно, что бы погасить конфликт. Но таким способом правду не узнать. А наша задача — расслабить человека и потом задавать вопросы, что бы была возможность сравнить поведение человека до и после. Если честно, пары желают по таким вопросам проходить тест на полиграфе. Хотя моё мнение: если в семейной жизни вы дошли до этого, то какой смысл вообще дальше быть вместе? Повторюсь: мы не обвиняем человека в чём-то, а исключаем то, к чему он категорически не причастен.

— К слову, о детекторах лжи. Споры по поводу объективности полиграфа не утихают с момента его появления. Происхождение стресса может быть разным. Это не только раскрытие обмана, но и просто боязнь прохождения самой процедуры, применение препаратов, таблеток или ошибка того же полиграфолога.

— 99% рекомендаций по обману полиграфа пишут сами полиграфологи. Но есть категория людей, которые действительно могут погрузить себя в транс. И какие вопросы им ни задавай — реакции не будет. Эта категория людей — психопаты. Проверить их могут только опытные полиграфологи. Их отличие от полиграфистов в том, что они не просто нажимают на клавиши, но и следят за внешней, невербальной реакцией, задают дополнительные вопросы и так далее.

Каждый из нас в жизни хотя бы раз что-то воровал. Конфету у соседа, сдачу в магазине. При этом, когда спрашиваешь человека, не совершавшего реальную большую кражу, в которой он подозревается, он обязательно признается, что когда-то своровал что-то мелкое. А тот, кто виновен, будет утверждать, что он абсолютно чистый и никогда в жизни ничего лишнего не брал.

Лжеца выдает тело

— Вы распознаёте ложь по мимике и движениям человека, тонко владеете психологией, знаете все уловки. То есть такие люди, как вы, способны обвести вокруг пальца правоохранителей, если вдруг решите перейти на «сторону зла»?

— Как известно, самый лучший террорист — это контртеррорист. Хочешь поймать зайца — будь им, думай, как он. На этом была построена система МВД. Когда-то один товарищ с богатыми криминальным прошлым, знающий весь теневой бизнес наизусть, давал рекомендации силовикам, как искать преступников.

Ложь — это всегда стресс, бешеный выброс адреналина и других гормонов, которые разрушают организм. Поэтому врать архивредно для организма. Это большой удар по нервной системе. Кроме того, мы не в состоянии управлять своим телом, дыханием. Покраснение лица, дрожание пальцев всё равно выдадут. Следовательно, каким бы ты продуманным и всезнающим ни был, рано или поздно правда вскроется. При этом парадоксально, но все мы врём в день примерно два раза.

-Вы можете поделиться самыми верными способами, которые стопроцентно помогут распознать ложь?

— Человек — система систем. И по какому-то одному критерию раскрыть его не удастся. Знаменитый писатель Аллан Пиз говорит: если в течение разговора ваш собеседник почесал нос — он врёт. Это совершенно не так. Он мог почесать его, потому что нос действительно зачесался. Если я скрестил руки на груди — это не говорит о том, что я от вас закрылся и не хочу разговаривать. Просто мне так удобно сидеть. При этом если каждый раз, когда мы с вами говорим на отвлечённую тему, я сижу спокойно, а на вопрос о значимой проверочной теме я меняю поведение — это о чём-то говорит. К примеру, Билл Клинтон, отвечая коллегии присяжных заседателей на вопросы по поводу сексуальной связи с молодой сотрудницей Белого дома Моникой Левински, за время опроса почесал нос 26 раз. Именно тогда, когда Большое жюри называло её имя.ДосьеСергей Аксютенко родился в 1978 году в Красноярске. Окончил Международную академию исследования лжи в Москве. Является её официальным представителем в СФО. Эксперт-профайлер, ведущий тренер, верификатор. Имеет опыт работы в сфере охраны и безопасности, проведения служебных, внутренних расследований, проверки персонала более 16 лет.

Первоисточник газета Аргументы и факты